• На главную
  • Написать нам
  • Карта сайта

Почему советское руководство и лично Сталин...

Чт, 08/26/2010 - 15:48 — administrator

Почему советское руководство и лично Сталин проявляли величайшую осторожность в развертывании Красной Армии?

Почему советское руководство и лично Сталин до самого начала агрессии Германии против СССР и даже утром 22 июня 1941 г. проявляли величайшую осторожность в развертывании Красной Армии и опасались спровоцировать крупномасштабный военный конфликт?
Начиная с конца 1940 г., на западных границах СССР развернулось строительство долговременных оборонительных рубежей, к концу 1941 г. планировалось закончить постройку и оборудование первой линии обороны, затем построить вторую полосу обороны и оборудовать старые, временно законсервированные или демонтированные укрепрайоны. В это же время проводились реформы в армии, ее передислокация, готовились военные кадры. Большинство частей находилось в стадии реорганизации, перевооружения, формировались новые соединения. Все это предполагалось завершить не ранее середины 1942 г. Поэтому советское высшее руководство безукоризненно выполняло условия заключенных ранее с Германией торговых и других договоров, старалось не дать германскому руководству ни малейшего повода для провокаций и начала войны, вплоть до того, что даже запретило советским вооруженным силам в первые часы вторжения германских войск переходить свою государственную границу.
Последнее обстоятельство может быть в определенной мере объяснено беспрецедентным по циничности и попранию норм морали и международного права личным посланием А. Гитлера И. Сталину от 14 мая 1941 г. Признавая, что на границах с Советским Союзом скопилось большое число немецких дивизий и это порождает слухи о вероятном военном конфликте, он заявил: «Уверяю Вас честью главы государства, что это не так. Со своей стороны, я тоже с пониманием отношусь к тому, что Вы не можете полностью игнорировать эти слухи и также сосредоточили на границе достаточное количество своих войск... В подобной обстановке я совсем не исключаю возможность случайного возникновения вооруженного конфликта, который в условиях такой концентрации войск может принять очень крупные размеры, когда трудно или просто невозможно будет определить, что явилось его первопричиной. Не менее сложно будет этот конфликт и остановить. Я хочу быть с вами предельно откровенным.
Я опасаюсь, что кто-нибудь из моих генералов сознательно пойдет на подобный конфликт, чтобы спасти Англию от ее судьбы и сорвать мои планы. Речь идет всего об одном месяце.
Примерно 15—20 июня я планирую начать массированную переброску войск за запад с Вашей границы.
При этом убедительнейшим образом прошу Вас не поддаваться ни на какие провокации, которые могут иметь место со стороны моих забывших долг генералов. И, само собой разумеется, постараться не дать им никакого повода. Если же провокацию со стороны какого-нибудь из моих генералов не удастся избежать, прошу Вас, проявите выдержку, не предпринимайте ответных действий и немедленно сообщите о случившемся мне по известному Вам каналу связи».
Сейчас нам понятно, что все это письмо пронизано ложью и при этом Гитлер поклялся честью главы государства. Но в то время можно ли было допустить, что руководитель государства будет скреплять клятвой чести заведомую ложь? Вероятно, в первые часы войны Сталин учитывал и это послание и пытался сориентироваться в создавшейся обстановке с большой осторожностью.