• На главную
  • Написать нам
  • Карта сайта

Верно ли, что Сталин не прислушивался к донесениям...

Чт, 08/26/2010 - 15:46 — administrator

Верно ли, что Сталин не прислушивался к донесениям разведки и неправильно определил возможность и сроки нападения Германии?

Верно ли, что одной из причин неудач в начальный период войны, повлекшей за собой крупное поражение советских войск, особенно на центральном участке фронта, на территории Беларуси, было то, что Сталин не прислушивался к донесениям разведки и неправильно определил возможность и сроки нападения Германии на СССР?
Нет. В той конкретной военно-политической ситуации, которая сложилась к началу Великой Отечественной войны, точно спрогнозировать возможность и тем более сроки агрессии было практически невозможно. С одной стороны, было известно о планах Гитлера о расширении границ Германии на Востоке. С другой стороны, Германия вела военные действия на Западе и это давало основания предполагать, что высшее германское руководство не решится на войну на два фронта, пока не будет устранена угроза со стороны Англии. Разведданные поступали из разных источников, ведомств и были противоречивыми. Значительная часть информации, которая поступала в Кремль и становилась известной лично Сталину, свидетельствовала о том, что Германия не нападет на Советский Союз, не обезопасив себя со стороны Англии. Например, 20 марта 1941 г. глава разведуправления Генштаба генерал Ф. И. Голиков ознакомил Сталина с 16 донесениями подобного рода. Вторая часть источников указывала на то, что Германия готовится к войне против СССР, но называла разные сроки начала агрессии. Известно более десяти дат вторжения на территорию СССР, вытекающих из донесений советских разведчиков и сведений по дипломатическим каналам: март 1941 г., апрель 1941 г., 12, 14, 15, 20, 21, 22 мая 1941 г., 12, 15, 17, 20, 21, 22, 28, 29 июня 1941 г. Высшее руководство страны понимало, что к их оценке следовало подходить очень осторожно, поскольку нужно было учитывать, что, с одной стороны, в это время Германия проводила широкомасштабную операцию по дезинформации советского правительства, с другой стороны, Англия, чтобы избежать вторжения Германии на британские острова, также всеми способами старалась столкнуть ее с СССР.
Уже после войны В. М. Молотов следующим образом прокомментировал обстановку, сложившуюся накануне Великой Отечественной войны: «Внезапность, конечно, была, но лишь тактическая. Мы в сорок первом году имели полные сведения о плане «Барбаросса» Гитлера, о концентрации его войск вдоль наших западных границ. Но точно не знали, в какой день и час начнется агрессия. А готовится к ней стали заблаговременно. Иначе зачем еще в мае надо было из глубины страны перебрасывать в западные военные округа в общей сложности 7 армий? Зачем было проводить тайную мобилизацию 800 тысяч призывников и придвигать их к границе в составе резервных дивизий?» Сводить просчеты в оценке времени и места нападения германских войск на территорию СССР к ответственности лично Сталина нельзя и потому, что наряду с ранее отмеченными объективными факторами, как отмечал в своей книге «Воспоминания и размышления Г. К. Жуков, «со Сталиным делят ответственность и другие люди, в том числе его ближайшее окружение — Молотов, Маленков, Каганович... Часть ответственности лежит и на нас — военных. Лежит она на целом ряде других людей в партии и государстве».