• На главную
  • Написать нам
  • Карта сайта

Средневековый Борисов

Пнд, 12/10/2007 - 10:29 — administrator

Средневековый Борисов

Поселение Борисов было построено на левом берегу Березины при слиянии с ней реки Прильи (Прялья, Алешка). Это произошло в конце XIII— начале XIV в. Новый замок находился на площадке, обнесенной глубоким рвом, который был наполнен водой. Ров отделял замок с востока от подзамка и разраставшегося рядом поселения.

В первой четверти XVI в. начались активные действия русских войск в Восточной и Центральной Беларуси. В Патриаршей летописи сохранилась запись, сделанная в 1514 г.: «...в Борисове стояли великого же князя воеводы — князь М. И. Булгаков да брат его князь А. И. Булгаков и иные его воеводы с людми». В летописи не сообщается, был ли тогда взят замок. Вполне вероятно, что нет, как это было с упоминавшимся тогда же Менском.

Через 5 лет русские войска вновь подошли к стенам Борисова. Со стороны Смоленска в направлении Орша—Менск—Вильно действовали девять московских воевод, которые «...воеваша и плениша Литовскую землю». Среди «повоеваных городов» упоминается и «Борисово». В 1535 г. воеводы от Смоленска «начата воевати королеву державу», включая «Борисово».

Военные разрушения касались главным образом собственно города. Следующие сведения о Борисовском замке, которые зафиксировал М. Стрыйковский, относятся ко времени Ливонской войны. По его данным, город выглядел следующим образом: «Борисов — деревянный город, замок укреплен башнями и парканом, ибо между парканов внутри нафасованы земля и камни для лучшего отражения неприятеля. Река Березина вокруг замка. В нем постоянно содержат гарнизон солдат от вторжения неприятеля».

В 1593 г. также были сделаны описания Борисова. В январе через город проезжал Трифон Коробейников, отметивший, что «городок Борисов невелик, поменьше Дорогобужа, под ним р. Березина, да около пруд, а от городка, едучи к Менску, мост древяной через реку, в длину его сажен з 200». Под городком следует понимать замок.

Несколько другим показался Борисов послу австрийского императора Николаю Варкочу, который был здесь 24 августа 1593 г.: «...останавливались в Борисове, довольно обширном городе, но с очень маленькими зданиями, как и обыкновенно в Польше и Литве. Близ него довольно большой замок из дерева».

Благодаря зарисовкам князя Богуслава Радзивилла, который путешествовал по Беларуси в 1647 г., мы знаем, что в то время Борисовский замок имел совершенно другие укрепления, чем в конце XVI в. На плане, снятом Радзивиллом, замок представлен в виде укрепления с пятью бастионами, окруженного глубоким рвом.

Летом 1654 г. началась война с Русским царством. Борисов впервые ощутил ее горячее дыхание лишь через год, в июне 1655 г. Сюда из Копыси был направлен русский воевода Ю. Борятинский с 700 солдатами и драгунами. Их задачей было занять город и замок и разбить отряд шляхтича К. Поклонского, бежавшего из Могилева после измены русскому царю. В ночь на 10 июня 1655 г. под городом Борисов произошел бой, в котором войска К. Поклонского потерпели поражение. Русскому отряду не удалось взять замок, поскольку гарнизон сумел отразить неоднократные штурмы и нанес наступавшим существенный урон. Тогда на Борисов был брошен отряд окольничьего Б. М. Хитрово. 19 июня город и замок были взяты с боем и сожжены. Остатки гарнизона, отступая на правый берег Березины, сожгли за собой мост. 14 сентября царь велел воеводе немедля «в Борисове город делать земляной или деревянный, смотря по тамошнему». Стены в остроге нужно было сделать «с обламами».

Борисовский замок быстро восстановили солдаты и рейтары русской армии, которым помогали окрестные крестьяне. Один из окольничьих сделал донесение царю, что он, «пришовшы в Борисов через Березу-реку, построил мост, а на другой стороне реки — земляной город». Восстановлен был и «острог на Березе-реке».

Затянувшаяся война потребовала создания в Борисове более основательных сооружений. В 1657 г. царь поручил воеводе В. Шереметьеву «досмотреть городовых и острожных всяких крепостей по городу и по острогу проезжих ворот, глухих башен, какие тайники, колодези и какова в них вода». В результате осмотра было составлено донесение, где говорилось, что «город делан острогом в четыре стены, а меж стен насыпано землею, а сверху острогу почал делать город рубленой стены». В ходе этих работ на земляном валу были сооружены башни и стены, выкопан колодец, сделан тайник к Березине, возведены жилые и хозяйственные постройки, главным образом хлебные амбары.

События 1658 г., когда положение русских войск в Беларуси было сложным и они оставили ряд городов, привели к тому, что Борисов вновь оказался в руках войск Речи Посполитой. Однако удержать город им не удалось. В ходе ожесточенных сражений Борисов, его замок вновь оказались у русских. Воевода Ф. Нарбеков 29 июня 1658 г. писал царю, что он принял город от воеводы И. Ржевского, «только земляной вал оставлен деревянным стоячим тыном, а крепостей никаких по городу, ни боев с города, обороны и очистки городу никакой не было». В 1659 г. по всему валу были возведены новые тарасы в две стены высотой 3,5 аршина из прочного соснового леса. В стенах были бойницы. На тарасах устроили «изнутри города стены на столбах на перекладах катков по три бревна толстых». Тогда же был восстановлен «вновь из земляного города у проезжих ворот в реку Березину к воде тайник, из него пропустили текучую воду из реки Березини, и тот тайник покрыли землею, укрепили незнатно и прочно, в приход неприятельской и в осаду в Борисове ратным людям водою нужно наколи не будет».

На территории подзамка были насыпаны бастионы («выводы»), устроены «полати», положены «катки на столбах же и на перекладах... по три бревна тяжелых», а линии вала подзамка и замка были соединены между собой. Для этого в дно водяного рва были вбиты сваи, а над водой из брусьев и железных связей на них устроен висящий каркас, на котором стояла острожная стена. Эта сложная конструкция была довольно прочной. В замке стояло более 145 разных построек и житниц. Стройматериалы поставляло местное население, которое также привлекалось для выплавки железа на руднях под Борисовом. Кузнецы ремонтировали мушкеты, станки и колеса для 12 борисовских и 12 других пушек, которые были доставлены сюда из Гродно и других городов.

Воевода К. О. Хлопов, принявший в мае 1680 г. Борисовские укрепления, к вверенному наследию относился весьма критически. Он счел необходимым уведомить царя, что «город Борисов де сделан невелик, потому что в те поры, как делали город, застало зимнее время и в приход воинских людей ... в старом городе будет сидеть невозможно, потому что сделан мал и занят твоими хлебными запасами». За этим последовало продолжительное служебное радение нового воеводы. В конце 1660 — начале 1661 г. К. О. Хлопов информировал царя: «Город Борисов твоими ратными людми во многих местах по городовой стене рухомые места переправил и вновь поделал, над городом и около города Борисова и острога ров выкопал, ров широкой и глубокой, устилал во рву по все стороны дерном и около рву ставил кругом города и острога честики частые, а из реки Березыни около острогу рвом пропустили воду в реку ж Березыню». Однако из-за лютой зимы и бескормицы осталось «до весны недоделанными два саженя укреплений».

В то время Борисов представлял собой весьма солидное укрепление, к тому же достаточно хорошо оснащенное артиллерией. В конце июня 1660 г. здесь числилась 21 пушка. В 1661 г. в городе были «4 пищали медных виленских, 30 пищалей медных полковых, пушечка малая полковая, пищаль медная дробовая виленская, большой запас пороха (390 пудов), ядер, пуль».

Борисовский замок выполнял и другую функцию. Он был складом и перевалочной базой при отправке из Литвы и Беларуси в Смоленск трофейного оружия, запасов сухарей, солода, крупы, гороха, муки, ржи, овса, пшеницы, бобов и т. п. В конце 1660 г. отсюда отправили в Смоленск «30 полковых пищалей, 37 пищалей затинных, 252 пуда ручничного и пушечного пороху, 290 пудов свинца и мушкетных пуль, 4 пищали виленские большие медные, виленскую медную дробовую пушку, малую железную пушку». Кроме того, вывозили и квалифицированных ремесленников. Тогда же было отправлено «борисовских мещан ... всяких мастеровых людей 6 человек, польских —7 человек», а также десятки тонн хлеба, поставлялись шишаки, холодное оружие, заступы, лопаты, топоры, трофейные барабаны, литавры и знамена. В случае неожиданного нападения гарнизон Борисова мог воспользоваться своими запасами и выдержать длительную осаду.

Зимой 1661 г. город был осажден отрядами С. Чарнецкого, которые пытались «изгоном» захватить его. Как видно из докладной воеводы К. Хлопова царю, гарнизон «кругом города Борисова на Березыне скалывал лед, и на городовой стене караулы были беспрестанные так же, как было в прежней осаде при Чернецком, чтоб польским и литовским людям придти к городу Борисову безвестно не мочно».

Работы по укреплению Борисова продолжались. Был выкопан новый оборонительный ров шириной 7 и глубиной 4 сажени. Городовую стену обложили дерном, чтобы ее «зажечь было не мочно», водяной ров дополнительно укрепили частиком. На подзамке возвели башни земляные, а на них «нарубили стены деревянные с обламами и бойницами и поделали в башнях раскаты для пушечной стрельбы и подошвенного бою в приступ-ное время и для городовой очистки».

В июне 1661 г. город постоянно находился в осаде. Ситуация складывалась критическая. 27 июня К. Хлопов писал царю: «К Менску и Борисову учали польские и литовские люди через реку Березыню переправляться, и я, холоп твой, видя в Борисове малолюдство, острогу всего держать нечем, две доли острогу выжег, а треть острогу в прибавку к городу по ворота укрепя, большою крепостью оставил для воды и твоих, великого государя, хлебных запасов». Эти запасы вначале причинили воеводе немало хлопот, поскольку перевести в замок их было невозможно, так как «запасных порожних житниц в городе не было, а

всего острогу было выжечь нельзя, чтоб к острогу и городу проток из Березыни, а из того протоку воду емлють в город».

Однако противник все же «отнял воду» у замка, пытаясь закрепиться в посаде. В этой ситуации воевода сжег его, «чтобы польским и литовским людям пристанища не было». 1 июля 1661 г. к Борисову подошли большое войско С. Чарнецкого, В. Боловича, А. Русецкого и отряды «литовского полку Павла Сапеги с литовскими пехотными людьми». В августе город пытался захватить отряд Кмитича. Борисов почти год находился в осаде. Однако хлебные запасы сыграли свою роль. Лишь 9 июля 1662 г. русские войска оставили город.

Барон А. Мейерберг, проезжавший спустя три месяца через Борисов, написал: «2-го октября в 120 верстах от Могилева предстал нашим глазам Борисов. Он состоит из двух крепостей на левом берегу Березины, которой воды, умноженные водами сливающейся с нею речки Схи, протекают и окружают его. Строений в нем никаких нет, кроме убогого жилища воеводы с часовнею. В июле 1655 года москвитяне взяли эти крепости вооруженною рукою, но через 7 лет, в том же самом месяце, должны возвратить были их опять литовцам, изнуренные голодом по случаю медленного облежания, а прилегавший к крепостям город разорен».

Бернгард Таннер, который был в составе польского посольства в Москве в 1678 г., оставил запись, касающуюся Борисовского замка и города: «Городом этим владели москвитяне благодаря удобству, предоставляемому большой рекой Березиной, о чем и теперь еще свидетельствуют виднеющиеся остатки стен и валов».

В конце XVII в. замок и подзамче были приведены в порядок и содержались в хорошем состоянии вплоть до конца XVIII в.

Ткачев М.А. Замки Беларуси. Мн.: Беларусь, 2005. - 200с.