• На главную
  • Написать нам
  • Карта сайта

Фортификация средневекового Менска

Пнд, 12/10/2007 - 10:28 — administrator

Фортификация средневекового Менска

В систему обороны средневекового Менска, включенного в состав Литовского государства в XIII в., входили замок, который занимал древний детинец, и укрепления окольного, или Верхнего, города. Замок был возведен на правом берегу Свислочи в месте впадения в нее Немиги. Овальная в плане площадь замка (3 га) была обнесена по периметру мощным земляным валом. Песчано-гравийная насыпь достигала в ширину 20 м. Внутри вал был армирован специальным деревянным каркасом из сосновых бревен, положенных в девять накатов строго поперек и вдоль трассы вала. Позднее земляной вал укрепляли, усилив его внутренний склон специальными крюковыми конструкциями. Ширина насыпи достигала 30—32 м. Судя по сведениям XVII в., она возвышалась над Свислочыо на 15 м.

Земляной вал был построен в конце XI в., а укреплен в XII в. Вал должен был закрывать от обстрела с Соборной горы (Верхнего города) все постройки замкового двора в Менске. К высоте вала следует добавить высоту срубных конструкций (городней с «бланкованьем»), которые достигали 5—6 м. Хорошо укрепленный замок был защищен и водяным оборонительным рвом. Здесь протекала, огибая укрепления, река Немига. Подпруженная плотинами мельниц, она впадала под стенами замка в Свислочь.

Оборонительные сооружения окольного (Верхнего) города вряд ли были построены в XII—XIII вв., когда Менск стал занимать возвышенность к востоку от замка. Эта линия обороны сформировалась, скорее всего, в XIV—XVI вв. Она опиралась главным образом на естественные высокие склоны, у подножия которых с севера и востока протекала Свислочь.

В XIV—XVIII вв. укрепления средневекового Менска не раз испытали на себе удары неприятеля. Не только нашествия чужеземцев, но и внутренние междоусобные войны часто докатывались до его стен. Так, в 1434 г. мятежный князь Свидригайло, «прышодшы к Менску и город Менск зажег... а людей много в полон поведоша, мужи и жены». В Ольшевской летописи отмечается, что «Менск за один день взяли и место выжгли». Однако удалось ли войску Свидригайло взять замок — неизвестно.

В 1506 г. перекопский хан Махмет Гирей двинул свои загоны на земли Великого княжества Литовского. Вскоре «он подышох под замок Менский, где стал кошем 15 августа». Вся округа и «место» были разграблены и сожжены, но замок «оборонился». Кроме разорения и плена татары принесли в Беларусь моровое поветрие, причинившее новые беды.

Въездные ворота и башня Менского замка


В 1508 г. под стенами Менского замка появился мятежный князь Глинский, который привел сюда полки русского воеводы князя Шемячича. Две недели длилась осада города, но подошло войско короля Жигимонта и «Глинского от Менска отстрашывшы, бо был вже Менск Глинский добывати почал». Повторно город был осажден в 1519 г. войсками русских князей В. Шуйского, М. Горбатого и С. Курбского и в том же году, вероятно, князем М. Кислицей, который ходил «под Молодечно и другие городки с новгородцами и псковичами». В 1534 г. через Менск из Борисова «с огнем и мечом дошли до Молодечны» войска русских воевод М. Горбатого и Н. Оболенского, «не занимаясь осадой крепости».

Менск. Панорама крепости


В документах «господарской канцелярии» за 1552 г. сохранилась запись о том, что «з божьего допущенья тот замок наш Менский недавних часов сгорел». В 1568 г., во время Ливонской войны, послы от Менского воеводства просили короля, чтобы он «замок тамошний Менский яко будованьем, так и з ласки свое господарское стрелбою водле потребы опатрити рачил». Они высказали просьбу, «абы там в Менску городничий от Его Королевской Милости дан был, яко ся то и перед тым заховывало, жебы всякого порядку и опатренья замкового подле надежности того враду доглядел». Король обещал решить эти вопросы «водле стародавнего звычаю».

Менск. Восточная часть крепости


Вероятно, вскоре замок был восстановлен, так как А. Гваньини, который был в Менске в 70—80-е гг. XVI в., писал, что это «большой деревянный город и замок, построенный из дерева, место довольно хорошо приспособленное к обороне природой и трудом, окруженное глубоким рвом-перекопом, по которому течет река, густо уставленная мельницами». Следовательно, благодаря системе плотин поднимали уровень воды не только в Свислочи, но и в Немиге. Таким образом, водой наполнялся оборонительный ров и замок превращался в островное укрепление. Большую роль в поддержании укреплений Менска в надлежащем состоянии сыграло то, что город получил в 1499 г. магдебургское право, которое было позже дополнено разными привилегиями.

В конце XV— начале XVI в. в замке было большое количество пушек. Здесь, как и почти везде тогда в Великом княжестве Литовском, пушкарями были в основном наемники-иностранцы. Нанимали их на определенный срок. В середине XVI в. иностранцы утратили доминирующее положение, их сменили пушкари, нанятые из местного населения. Менские пушкари обслуживали свой замок, кроме того, некоторые из них находились на службе вдали от родного города. Так, в 1552 г. на Украине в Черкасском замке служил «пушкарь на имя Ворона, родом из Менску, жонатый, коваль и стрелец з дел добрый, порохи робит, дела оправует и знову ручницы ковати умеет».

Менск был важным торгово-ремесленным центром Великого княжества Литовского. Еще в середине XVI в. здесь появились корпорации ремесленников (цехи). Защищать город и досматривать его фортификации были обязаны сами горожане. Магистрат следил за тем, чтобы все ремесленные цехи отбывали свои военно-строительные повинности (это предусматривалось в их уставах).

До получения магдебургского права мещане Менска кроме работы в городе «ходили в сторожу» и предоставляли свои подводы войскам великого князя в военное и мирное время. После 1499 г. они «ходили в сторожу только на потребу земскую» по письму великого князя и при наличии его личной печати.

В 1591—1592 гг. магистрат города и король утвердили уставы кравецкого, кушнерского цехов, объединенного цеха, куда входили злотники, ковали, котляры, медники, слесари, часовщики, мечники и ножевники. Каждый цех имел в линии городской обороны строго определенное место. Для «потребы Речи Посполитой меской» по распоряжению магистрата цехи должны были «на час в мейсце певное являться, чтобы со зброей становилися до вахты меской и водлуг потребы не мешкая прибывать и всякое послушенство вряду зверхному мескому належачее во всем чынить». Приходить с оружием на цеховые сходки категорически запрещалось под угрозой штрафа («кары воском чверть каменю»). Интересен четвертый «артикул статута» цеха лекарей-цирюльников 1635 г., касающийся их воинских обязанностей. В случае «гвалту неприятеля якого на город» все лекари по приказу городских бурмистров должны были с оружием явиться туда, куда им приказано. Исключением из правил мог быть случай, когда лекарь находился возле «тяжелобольного, от которого тяжко отойти». Тогда он должен был отправить вместо себя вооруженного слугу или помощника. Военными делами в цехах ведали цехмистры. Во второй половине XVII в. pi в начале XVIII в. наиболее многочисленные цехи имели для этого особых «хорунжих». Инвентари Менского замка XV—XVII вв. и городских укреплений не сохранились.

В 1648 г. во время полыхавшей на территории Беларуси и Украины войны в «Менску жолнеры и мещане в осаде от черкас и гультяйства сидели». Спустя некоторое время мещане находились в осаде уже королевских «жолнеров», которые требовали от них «стацию» (провиантский налог). Эта осада велась по всем правилам военного искусства, так как после нее городские укрепления очень пострадали.

В 1654 г., в преддверии очередной войны между Речью Посполитой и Русским государством, мещане города добровольно согласились дать деньги «на направу валов Менских зруй-нованых и брам». Однако сведений о строительстве и ремонте укреплений в то время не сохранилось. С 1654 г. и до середины 1655 г. Менск был базовым городом, где концентрировались войска.

Отсутствие должной фортификации заставило Речь Посполитую дать бой царским войскам окольничьего Б. М. Хитрова, воеводы Я. К. Черкасского и казакам И. Золотаренко не под стенами города, а за пять верст от него. Сражение было проиграно, «литовские люди» были вынуждены отступать до Менска. В городе закрепиться было негде, поэтому «...те люди тот город Менск покинули, побежав из города, разметав мосты, на другую сторону, на поле». Царские войска и казаки, войдя в Менск, навели мосты и, переправившись через Свислочь, подошли к замку. Не начиная осады, окольничий Б. М.Хитров у ворот поставил пехоту, а с остальными войсками, перейдя реку, «взошел на поле, и литовские люди учинили большой бой с ними». Исход боя неизвестен. Что касается Менского замка, то мещане оказали сопротивление неприятелю. Менск был в списке городов польских и литовских, которые «взяты». Произошло это 3 июля 1655 г.

К моменту прихода царских войск в Менск этот важный административно-хозяйственный центр был пуст. Жители покинули город, уйдя в глубь государства, в Вильно и далее. Здесь остались лишь «войт Ивашко Жыдович с товарищы полтораста человек».

3 декабря 1655 г. царь отдал приказ стоявшему в Борисове стольнику и воеводе А. И. Еропкину послать в Менск две роты солдат с начальными людьми и «в Менску для всякого береженья сделать крепость, какую пристойно, и солдатам быть в Менску до нашего указу». Помогать воеводе должны были «менского повета шляхта, всякие служебные люди, мещане и пахотные люди».

Из-за нежелания шляхты давать своих крестьян на «острожную работу», так как царь особой грамотой освободил шляхтичей от нее, укрепления в Менском замке возводили, главным образом, русские солдаты. Строительство началось в декабре 1655 г. еще при воеводе Иване Колобове, которого затем сменил Богдан Аладьев. В руки нового воеводы перешли ключи от города, он стал «ведать нарядом», пушечным зельем и житницами. Аладьев осмотрел замок, выяснил, каков он «мерою и каковы проезжие ворота», оценил состояние других «крепостей», рва и колодца. Налицо были четыре полковые пушки, небольшой запас свинца и пороха.

В февраля 1656 г. царю сообщили о работах, проведенных в Менском замке:«На старой осыпи поставили башню, а на осыпи поставили туры большие и насыпали. Осыпь от реки Свислочи вверх 14 сажен, по обе стороны — по 10 сажен, поперек того, да поставили острог полутретьи сажени вверх, а посеред острогу поставили башню 3 сажени». Всего было отремонтировано 309 саженей укреплений, но оставалось еще 120 саженей. В старинных документах записано: «Вкруг около осыпи все обошла вода. Поставили город только тремя ротами, уезд весь пуст».

В других документах упоминаются укрепления вокруг «места»: «Ив Менску... старая осыпь круг всего посаду велика. А на которой осыпи поставили турки небольшие, те турки накладены кирпичьем, да меж той осыпи поставлено тыну в ветчаном лесу для поспешенья». Характерно, что в русских документах того времени замковые и городские укрепления назывались «осыпями», там нет ни слова о деревянных навальных конструкциях. Это дает основание полагать, что в Менске тогда была бастионная фортификация. Русские воеводы старались возводить на таких укреплениях деревянные стены и башни.

К июню 1656 г. все, что было сделано зимой, развалилось. Воевода Ф. Арсеньев написал царю, что «в Менску острогу нет ни худова ни доброва». Это вызывало беспокойство не только у русских ратных людей, но и у оставшихся в городе мещан, которые боялись шведских солдат, приходивших из-под Слуцка. Шведы не забирали в плен население, но нещадно грабили его, уводя с собой «лошадей и животину всякую». Царь требовал «в Менске острог покрепить служилыми и уездными люд-ми». Воевода не мог этого сделать, так как у него было всего 20 рейтар и 270 пеших солдат, которые стояли «по осыпи» в карауле. Не было в повете и шляхтичей, так как они «от казацкого разоренья разбежались неведомо куда». Осложнились дела и тем, что царскими солдатами были «татары да мордва, русского не знают».

Учитывая ситуацию, царь грамотой от 26 июля 1656 г. приказал над шведами «промышлять сопча» с борисовским воеводой И. Ржевским «сколько милосердный Бог помощи подаст». В связи с тем что возить лес и ремонтировать старый острог в Менске было некому, предлагалось сделать новый. Местом для него воеводы выбрали Верхний город, где в центральной части размещались монументальные сооружения. Там были городская ратуша и тюрьма, королевский двор, торговые ряды, а также Свято-Духовский монастырь («Духов монастырь») и костел францисканок. Эти храмы упоминаются в отписках и грамотах того времени. Кроме них здесь находились монастыри бернардинок и бернардинцев, доминиканский костел и монастырь. Оставалось объединить эти могучие строения одной линией укреплений, заделав промежутки между ними деревянными стенами, что и было выполнено царскими солдатами и мещанами.

Как отмечал русский воевода В. Яковлев, заменивший умершего Ф. Арсеньева, около Свято-Духовского монастыря были «ограда каменная и бои верхние и нижние, стену сделать можно и заделка у той стены будет небольшая». Монастырская ограда достигала в длину 100 саженей. К ней еще добавили 53 сажени деревянной ограды. Характеризуя костел, воевода писал, что он «добре велик, каменной, в нем полковой и подошвенный и мушкетный бой, к Духову монастырю близко будет». Костел находился в 25 саженях от монастыря. На территории нового острога, обведенного рвом, был вырыт колодец. Новые укрепления возводили в 1658 г. Был ли задействован во время войны 1654—1667 гг. новый острог, построенный в Верхнем городе, неизвестно, однако факт использования инкастеллированных храмов в качестве городских укреплений весьма знаменателен.

В документах XVII^XVIII вв. Менский замок фигурирует больше в качестве места проведения шляхетских сеймиков. Однако еще в 1750 г. там стоял замковый гарнизон, где находились хорунжий, подхорунжий и рядовые солдаты. Вал вокруг замка был тогда в исправном состоянии.

В то время еще существовала городская линия фортификации в виде вала с девятью бастионами, земляными куртинами длиной около 2 км и оборонительным рвом перед ними. Ворот в линии укреплений было двое: в сторону Койданова и далее на Брест, другие — на Раков и Вильно.

После войны середины XVII в. экономическая жизнь Менска возрождалась с трудом. В 1664 г. в городе вновь был организован объединенный цех злотников, кузнецов и котляров. Позднее обособился слесарный цех, который имел своего «хорунжего», ведавшего военными делами. Грамотой от 26 июля 1662 г. король Ян Казимир обязал всех проживающих на городских землях мещан «...во всяких обстоятельствах находиться в подчинении городским законам и обычаям, под управлением и в пределах подсудности Менского городского магистрата, уплачивать городские подати и сборы на текущие потребности и на солдат, а также выполнять повинности, давать подводы и участвовать в защите укреплений города Менска».

В результате Северной войны город вновь пришел в упадок. Его несколько раз осаждали то русские, то шведы, и всякий раз он платил громадные налоги. Еще в 1744 г. ощущались последствия этой войны. В королевской грамоте Менску о правах и привилегиях отмечались его разорение, опустошение и разрушение вследствие вражеских нашествий, грабежей, поджогов, мора и голода, солдатских постоев, взимания гиберны. Жители Менска вынуждены были скитаться «по другим городам и углам». Однако и тогда магистрат поддерживал в городе традицию городского ополчения, которое иногда причиняло ему немало хлопот. Так было в 1750 г., когда «около 1000 людей с барабанами, копьями, ружьями, пиками и другими приспособлениями», ударив ночью в набат, напали на представителя замковой администрации и солдат гарнизона.

После того как Центральная Беларусь вошла в состав Российской империи, в 1793 г. было составлено «Топографическое описание Менской губернии», где дана характеристика остатков городской фортификации. Отмечалось, что «Менск положение имеет скатистое, по обе стороны реки Свислочи. Окружен был в древние времена земляным, весьма посредственной высоты валом и рвом, внутри коего по правую сторону реки Свислочи находится еще небольшое овальное старинное укрепление, называемое замок, но за давностью времен оное приходит в упадок».

Ткачев М.А. Замки Беларуси. Мн.: Беларусь, 2005. - 200с.