• На главную
  • Написать нам
  • Карта сайта

Брестские укрепления

Пнд, 12/10/2007 - 10:27 — administrator

Брестские укрепления

Брест известен летописцам с 1019 г., но лишь в 1099 г. он был впервые назван «градом». Укрепления этого «града», а затем и сменившего его средневекового замка размещались на высоком мысе у впадения реки Мухавец в Западный Буг. Площадка замчища еще в конце XVIII — начале XIX в. сохраняла вид мысового городища в форме треугольника со сторонами около 234 х 187 х 234 м, который с юга был отделен от прилегающей территории дугообразным рвом. Площадь памятника превышала 2 га.

В XII и XIII вв. Брест находился в гуще политических и военных событий Киевской Руси. В Ипатьевской летописи есть записи о строительстве в 1259 г. укреплений «града» при князе Владимире Васильевиче, который «зруби Берестий». Здесь же была возведена каменная оборонительная башня, существовавшая до начала XIX в.

После 1282 г., когда берестейский воевода Тит успешно отбил очередное нападение мазовшан, город попал в долгую полосу военных столкновений между литовскими князьями и польскими королями. Берестье стало объектом нападений рыцарей Тевтонского ордена, а в 1334 г. ненадолго оказалось в их руках. Через три года сюда вошел князь Кейстут Гедиминович, но после 1348 г. город, как и всю Берестейскую землю, заняли поляки. В 1366 г. Берестье снова принадлежало Кейстуту. Жители города вместе с ополченцами Витебска, Полоцка, Смоленска и других городов участвовали в сражениях с крестоносцами (битва на Стреве в 1348 г.) и сами отражали атаки рыцарей. Отряд крестоносцев во главе с Т. Эльнером, комтуром из Бальги, в августе 1379 г. ограбил и сжег город, но замка взять так и не смог.

Во время борьбы между польским королем Ягайло и князем Витовтом Берестейский замок зимой 1390 г. осадило королевское войско. После 10-дневной обороны замок был взят. В том же году первым из городов Беларуси Брест получил магдебургское право. Польский историк Ян Длугош назвал его «пристанью и воротами в литовские и русские земли». Военное значение Бреста нашло отражение в гербе, полученном в 1554 г. Здесь на красном фоне был изображен замок, стоявший у слияния двух рек.

В конце XV— начале XVI в. Брест не раз ощущал удары крымских татар. В 1500 г. 15-тысячная конница подошла к городу. Был сожжен посад («место»), но замка враг взять не смог. Тем не менее татары ушли только после получения «окупа». Для городов Белорусского Понеманья Брест превратился в центр, где постоянно находилась «сторожа от татар». В частности, мещанам Волковыска в 1507 г. великий князь приказывал: «А к Берестье в заставу мають ходити водле давнего звычая».

В замке было огнестрельное оружие, в том числе и пушки (в 1516 и 1523 гг. упоминается «пушкарь Берестейский Марко»). Однако все оружие и припасы были уничтожены в 1525 г., когда в результате пожара «замок Берестейский, и паркан, и место, и брамы — все на корень выгорело». Мещане били челом королю, просили передать в их руки право «у месте Берестейском мыто брати с купцов», обещая за это «ку обороне паркану гаковницы и порохи и иные потребы бронные справовати». Такое разрешение было дано сроком на 10 лет, но при этом мещанам напомнили, что обязательно нужно построить «паркан». Его сооружали всем миром «как наши мещане, так и князские, и паньские, и духовные».

План Брестского замка


При составлении описания «староства Берестейского» в 1566 г. были упомянуты заново отстроенные замок, «место в паркане» и «место за парканом», новый район Замуховечье, расширившийся на юг от замка. Сам замок был отделен от Замуховечья водяным рвом, который соединялся с реками Мухавец и Западный Буг. На замковом валу стояло пять башен, в том числе башня с воротами.

Детальных описаний этих сооружений не сохранилось, лишь отмечено, что в башне, стоявшей со стороны Замуховечья, было круговое «бланкованье», а в старой «браме с ганком наверху» висел ратный колокол («звон великий»). В цейхгаузе хранились доспехи металлические на 100 человек, 12 пушек, одна мортира, 96 гаковниц и 7 железных «киев», копья и протазаны, «болты» для арбалетов, 360 пушечных ядер, форма для их отливки. За оружием и оборонительными сооружениями присматривали специальные слуги и замковые ремесленники: пушкарь, плотник, кузнец, слесарь, каменщик и столяр.

В замковом инвентаре того времени есть сведения о специальном насосе для подачи в замок воды по трубам («рурам»). Водяные «помпы медяные або спижные за штемпелями железными» приводились в действие большим колесом водяного «млына». С его помощью могла работать и механическая «ступа на толчение пороху», а при необходимости и сукновальня («фолюш»). Водонасосное устройство обслуживал специальный мастер («рурмистр»).

Конструктивную основу обороны замка составляли городни («коморы посполитые»), внутри которых местные жители и крестьяне волости имели «схованье». На городни вели специальные лестницы («сходы»). Были предусмотрены туалеты («потребные коморки»). В мирное время замковая волость ежедневно выделяла для охраны замка 12 сторожей и 12 кликунов.

Основная часть городских кварталов находилась на островах между двух рукавов Мухавца. По сведениям 1566 г., город был обнесен земляным валом с «парканом». Перед валом с восточной стороны был водяной ров. Один конец его доходил до реки Мухавец, а второй — до ее рукава. В первой половине XIX в. в связи с ростом города ров был засыпан, а площадь поселения увеличилась до пределов, ограждаемых двумя рукавами Мухавца.

В 1566—1580 гг. в линии городских укреплений находилось не менее четырех проезжих башен. В восточной части размещалась «брама от улицы Заугринки», которая выводила на Виленский гостинец, на дорогу, ведущую в Кобрин, и далее в южные и восточные районы Беларуси. В разных документах она упоминается то как «брама Виленская», то как «брама Завгрынецкая». «Песочная брама» запирала «улицу Песок» и открывала дорогу к «гостинцу Краковскому» в Забужье. Третья проезжая башня открывала дорогу с городского рынка в замок, а четвертая — в Замуховечье, далее на Ковель и Волынь. Перед каждой «брамой» был мост. Городской вал проходил по краю островной территории, занимаемой «местом», и кругом был защищен реками. По-видимому, вода была и во рву с восточной стороны.

В районе «брамы Завгрынецкой» вал ранее «так был широкой за городнями, яко через две сажени вшыр на ров ку воде для хоженья и обороны вшелякое, а з другое стороны от места межи домы местскими, а межи тыми ж городнями вколо тот же вал так был широкий, яко два возы великих скарбных оменутисе могли».

Защищать город и замок были обязаны мещане и жители волости. В военное время здесь размещался дополнительный контингент войск. Так, во время Ливонской войны в июле 1566 г. здесь находились 600 конников. Жители, которые входили в цеховые военные объединения (мечники, слесари, кузнецы, резчики, столяры, шинкари, сапожники, пекари и др.), согласно уставам своих цехов обязаны были иметь «супольную армату, бубен и хоругву... для обороны места». Каждый цех со своим оружием участвовал в военных смотрах («полисах») и во всех «потребах меских» .

В 1648 г. во время освободительной войны против шляхетского гнета в Беларуси и на Украине казаки Б. Хмельницкого, среди которых было немало белорусских крестьян, полностью разрушили Брест. То, что чудом уцелело, было уничтожено в декабре 1648 г. королевскими наемными солдатами, которые вновь заняли город. В результате этих событий Брест и его укрепления, которые считались «воротами Великого княжества Литовского в Корону» и на которых основывалась «сила всей Речи Посполитой», пришли в такое состояние, что Варшавский сейм принял в 1654 г. специальную декларацию о срочном восстановлении укреплений. Жители были освобождены от общественных налогов. Людей набирали для военно-фортификационных работ. Все жители, включая лиц духовного звания, привлекались к этому строительству. Руководил работами специально присланный королем инженер. Все это осуществлялось за счет доходов от Брестской экономии.

Во время войны между Речью Посполитой и Русским государством, в которой участвовала и Швеция, строительство укреплений в Бресте шло медленно. В конце октября — начале ноября 1655 г. около города оказались русские воеводы С. А. Урусов и Ю. Борятинский. Однако до взятия Бреста дело не дошло. Для этого не хватило сил.

Летом 1657 г. объединенное войско шведского короля Августа и Семиградского князя Ракоши осалило Брест и добилось успеха. Причиной тому была измена наемной немецкой пехоты. В условиях осады немцы «Брест сдали и сами остались у короля шведского, а осталось де их 1700 человек». По другим сведениям, противник овладел городом «через трактат», т. е. заставил гарнизон сдаться на определенных условиях.

В честь этой сомнительной победы была создана специальная гравюра, на которой изображена сцена осады Бреста. Нам представляется, что на гравюре изображен не реальный план Бреста и его укреплений, а попавший в руки шведов проект строительства нового, не законченного комплекса фортификационных сооружений города. Их возведение продолжалось в 1658 г. после того, как Брест удалось снова вернуть. Это произошло благодаря операции, разработанной гетманом Павлом Сапегой. 12 июля 1657 г. он приказал М. Радзивиллу, подчашему Великого княжества Литовского, возглавить отряд добровольцев для неожиданного нападения и захвата Брестской фортеции. Там находился гарнизон численностью не более 600 человек из войска Семиградского князя Ракоши. Гарнизон возглавлял престарелый комендант Гонди. Операцию по захвату замка подготавливали в обстановке особой секретности. П. Сапега приказал все тщательно разведать и, выбрав удачный момент, «учинить эксперимент: спешив людей, подобраться как можно тише, чтобы никто и пера не уронил», а затем атаковать укрепления, захватив противника врасплох.

Операция удалась. 20 августа о ней говорили как о свершившейся. Гетман в письме поблагодарил М. Радзивилла и его отряд, состоявший из «обывателей Брестского воеводства», как от своей «персоны, так и от всей Речи Посполитой за совершенный труд при отобрании Бреста, за что все Отечество должно отплатить благодарностью».

Судя по документам, гарнизон сдался на определенных условиях. 15 сентября 1657 г. П. Сапега обратил внимание М. Радзивилла на слишком поспешный отход из города гарнизона во главе с комендантом Гонди. В результате в замке не досчитались одиннадцати пушек. П. Сапега приказал задержать семиградцев для выяснения вопроса и забрать у них часть оружия.

В освобожденном Бресте, опустошенном и разграбленном, началось медленное восстановление укреплений. Для завершения строительства Брестской фортеции в 1658 г. сейм Речи Посполитой выделил 10 тысяч злотых. Планировалось дать городу необходимое количество пороха, ядер и оружия. Гетман Великого княжества Литовского получил приказ содержать здесь столько пехоты, сколько будет необходимо. Однако реальные обстоятельства войны между Русским государством и Речью Посполитой делали подобные декларации лишь благим пожеланием. Не случайно в 1659 г. Варшавский сейм лишь продублировал ранее принятое постановление о Брестских укреплениях. Трудно сказать, что было сделано реально. 8 января 1660 г. войска царского воеводы И. А. Хованского, подойдя по льду к городским укреплениям, захватили их. До 13 января длилась осада замка, который был взят штурмом. И. А. Хованский находился в Бресте до весны, посылая оттуда ратных людей в глубь Польши.

В занятом городе воеводе пришлось строить укрепления для защиты своих войск. В донесении царю, датированном 9 марта 1660 г., он сообщал, что «Брест верхний город укрепил я накрепко, сверх старых крепостей по земляному городу нарубил тарасы в две стены рублены, а вышиною две сажени, а в иных местах и в две с половиной, хлебных запасов в Бресте года на два будет тем людям, которые оставлены, соли и пушечных всяких запасов гораздо много, сидеть в Верхнем городе бесстрашно от неприятеля, большого города занять некем, надобно посадить тысячи четыре, а на меньшую статью три тысячи, и то будет неприятелю страшно». Однако ход войны и Оливский мир между Швецией и Речью Посполитой, благодаря которому высвободились значительные воинские силы последней, вынудили Хованского оставить Брест и двинуться на Ляховичи. Укрепления города при отходе царскими войсками сожжены не были, поскольку о них говорилось 20 июня 1660 г. как о существующих. В 1661 г. Брест снова захватили русские войска, поскольку тогда же плохо вооруженная шляхта безуспешно пыталась добыть Брестскую фортецию. Несколько позже она снова оказалась в руках Речи Посполитой.

В разгар Северной войны в 1706 г. укрепления города не выдержали осады войск шведского генерала Мейерфельда. Тем не менее тактически выгодное размещение средневековых укреплений было использовано позднее. В 1828 г. на месте замка были построены пять бастионов. В 1833 г. началось возведение Брестской крепости, строительство которой завершилось в 1911 г.

Ткачев М.А. Замки Беларуси. Мн.: Беларусь, 2005. - 200с.